Малахова Катя

Вот в кого наследники! Екатерина Вилкова поделилась детским фото с братом

35-летняя Екатерина Вилкова — талантливая актриса и счастливая мама двух замечательных детей: дочери Павлы и сына Петра, которые появились на свет в браке с актером Ильей Любимовым. Звездные супруги по праву считаются одной из самых крепких и гармоничных пар русского кино: в мае этого года Екатерина и Илья отметили жестяную свадьбу — 8 лет в браке.

© Instagram @oldkavilochka

Актриса – нечастый гость в социальных сетях. Поэтому каждое новое фото и видео у нее на страничке вызывает оживление. Особенно порадовал читателей личного блога Вилковой архивный кадр с братом Михаилом. Поклонники актрисы тут же отметили, насколько сильно похожа на Екатерину в детстве ее дочь, а сын – на дядю. В подписи к фото знаменитость даже раскрыла свое детское прозвище:

На фото #катамаран и #мИфодий …… а теперь уже тетя Катя и дядя Миша😉😉😉

Кстати, супруга популярного актера Стаса Бондаренко, очаровательная модель Аурика Алехина, тоже поделилась архивными фотографиями – своей и своего мужа. Она призналась, что раньше всегда думала о том, что обе ее дочери похожи на нее, пока не наткнулась на снимки супруга в раннем детстве:

Мне казалось что они обе — мои копии, пока я не увидела детскую фотографию Стаса🤦🏼‍♀️ По крайней мере абсолютно ясно, откуда у Алексы страсть к соскам. Она тоже по две носит😄🤦🏼‍♀️

© Instagram @anksunamunk

Поклонники живо отреагировали на пост, отметив, что старшая дочь, Алексия, действительно является копией мамы, а вот младшая, Микаэлла, все же больше похожа на папу:

Алекса – копия мамы!!! А Мика – папочка!!! Видно даже невооружённым взглядом👍🔥🎉🎈!!!

Какие милые у вас детишки!!!!!! СЧАСТЬЯ вам😘😘😘💐💐💐💐💐💐💐💐

Поделили себе девочок😂 чтобы не было обидно никому😂

Напомним, что актер познакомился со своей нынешней избранницей три года назад, увидев ее фото в соцсетях своего друга. Станислав попросил устроить им встречу и, по его словам, сразу был сражен красотой Аурики. Бондаренко утверждает, что у них с матерью его дочерей – абсолютное совпадение по энергетике. Кроме того, их свело общее увлечение – мотоспорт.

Ты мой тыл. Ты моя помощь. Ты мой рост. Ты мое счастье. P.s впереди нас ждёт ещё много интересного, – трогательно написал актер в личном блоге в день их «бумажной» свадьбы.

Ивану нравится наблюдать за чередой нехитрых действий Варвары. Это как в сотый раз любимый фильм пересматривать, только круче. Потому что, пересматривая фильм, ты наперёд знаешь ход событий и развязку, а Варя не устаёт его удивлять. И этот факт, чёрт побери, ему нравится гораздо больше, чем непрерывные наблюдения за женщиной, что нагло и умело, привязала его к себе. Без колдовских чар и магии привязала, украв навсегда (в этом Иван стопроцентно уверен) его сердце. — Долго сканировать собираешься? – блондинка фыркнула фразу, выражая нескрываемое недовольство. – Или, думаешь, я не замечаю, что ты пялишься явно не мои плечи и не на спину, а ниже пояса?.. — Можно подумать, тебе это не нравится, – он усмехнулся. – И что мою рубашку ты надела явно не просто так. — Не просто так, а потому что кому-то вчера настолько невтерпеж было, что он мою блузу порвал. Кстати, – она выудила из кармана джинсовых шорт мобильный. – Надо матери сказать, чтобы джемпер мой захватила. — Слушай, – Иван осторожно берёт девушку за руку, при этом усаживая на один из свободных стульев, ровно напротив себя. – Тебе не кажется, что это всё порядком поднадоело?.. — Что именно?.. — Ну мы то у меня, то у тебя, то вообще посуточно номера снимаем в различных гостиницах… Когда в этом мире, конечно. Там-то, в Белогорье, всё проще. — Предлагаешь там совсем поселиться? – с её губ слетела усмешка. – Что же тогда сам сбежал сюда, будучи почти что женатым?.. — Варь, перестань! – мысленно чертыхнувшись, мужчина резко встал на ноги. Он мог стерпеть многое, особенно, выкидоны исходящие с её стороны, но мгновенно «закипал», когда кто-то напоминал ему о недавнем прошлом. Трус, тряпка, дурак, идиот. Любое из этих определений, а также множество других, можно применить характеризуя его странный поступок. У них было всё хорошо с Василисой, его прекрасно приняли в её семье, дело шло к свадьбе. Но… В один из дней что-то надломилось внутри у Ивана. Не просто так, разумеется. День ото дня в его душе скапливались моменты, в которые, мягко говоря, он себя чувствовал не в своей тарелке. Жизнь в Белогорье размеренная и мирная (после того, как добро восторжествовало), но…не его. Не для него всё это – сказочный мир, подъём на рассвете, и обеды и ужины по расписанию. К тому же Василиса, оказалась не такой простой и милой девицей, к которой когда-то у него проявилось светлое чувство влюблённости. Если коротко, то его всё достало: другой мир с иным ритмом жизни, бесконечные претензии Васи и не менее короткие «напоминания» её родителей, смысл которых в том, что они ждут с нетерпением свадьбу. И что желают как можно скорее понянчить внуков. «А меня, хоть раз, кто-то спросил, чего я желаю?! – долгими, утомляющими его вечерами, Иван видел спасение лишь в очередной кружке с горьким напитком, при этом – всё чаще и чаще – вспоминая вкус любимого элитного коньяка, из того, современного и привычного ему мира. Ну не его это – жизнь в сказочном царстве. Несколько дней без телевизора и интернета прожить даже полезно и интересно, но дальше – смертная скука. К тому же он свою миссию выполнил, и больше его присутствие в Белогорье не обязательно. Он же ради Василисы туда возвращался, по сути. Но достаточно быстро понял, что не его она человек. Последней каплей стала разбитая им случайно одна из Васиных многочисленных баночек-скляночек, и грандиозный скандал, последовавший за этим… Он вернулся в современную Москву двадцать первого века. Победителем «Битвы магов» не стал, да и уже не хотел этого. Решил попробовать себя в другом русле – разработать новое мобильное приложение. С компьютером и современными технологиями, Иван всегда был на «ты», потому никаких препятствий для осуществления поставленной перед собой цели не видел. Ровно до того момента, пока (не) случайно встретил Её – княгиню Варвару. В своём мире встретил, а не в сказочном. В отличии от Ивана, Варя сходила с ума от неопределённости. Много лет её жизнь имела хорошо известный сценарий, она чётко понимала, что делает и для чего это делает. А потом появился он – Иван. И всё рухнуло, как хрупкий карточный домик, без должной фиксации. Он её жизнь разрушил. Он отнял у неё всё. — Доченька, ты только скажи, и я его уничтожу, – прошептала на ухо Варваре Галина, от чего он настоящий шок испытал. От кого, от кого, но от «безобидной» домработницы, которую он знает не один год, Ваня не мог ожидать такой подлости. — Не надо – я сама справлюсь, – невесомо кивнув, проговорила блондинка в ответ и посмотрела на него с такой ненавистью, что Иван пошатнулся, вспоминая все фокусы, что вытворяла Варвара у него на глазах там – в Белогорье. — Ну-ну, – не желая униматься, Галя усмехнулась. – Про Добрыню, когда-то, ты тоже так говорила. В конечном итоге, стоишь сейчас тут. — Простите, что вмешиваюсь, – Ваня шумно вздохнул, пытаясь переварить в своей голове события крайних пяти минут, всё ещё отдалённо надеясь на то, что ему это всё просто сниться. – Но вы в моём доме стоите. И мешаете мне в мою спальню пройти. — Мам, ты иди. Я тебя догоню, – Варя эффектно поправила спадающую на правое плечо прядку волос, и именно в ту секунды Иван заметил в её глазах…нет, не силу и ненависть. А самую настоящую пустоту, гармонирующую с печалью. Как только за Галиной захлопнулась дверь, блондинка принялась «поливать его грязью», высказывая всё, что не успела высказать разрушавшему её жизнь богатырю в прошлом. Он не перебивал её, покорно всё вытерпев. Не стал искать себе оправдание, что было наивысшим проявлением мудрости. Лишь только, когда Варю потянуло на драку, и её кулаки несколько раз успели соприкоснуться с его спиной, твёрдо решил утихомирить эмоциональную гостью. — Думаешь, ты такой хороший, да? Благородный, весь в своего папашу… Аж тошнит от этого благородства, – она невесело усмехнулась, наблюдая за его нехитрыми действиями – Иван разливал по рюмкам коньяк. — Думаешь, меня не тошнит? – мужчина многозначительно поднял глаза. – Или что я сюда вернулся, чтобы тебя добить?.. Нет, я вернулся сюда потому что жить там мне стало невыносимо. — Что так?.. Вроде всё шоколадно: жена красна-девица черноокая, отец Белогорьем правит… — Ну а тебе, почему не жилось там по, скажем так, вечным правилам и законам? — Такая жизнь не для меня. Я хочу всего, побольше и сразу, – она охотно взяла предложенный стакан с тёмно-коричневой терпкой жидкостью из его рук. — Ну а я, всего и сразу не хочу. Потому что не моё это. Да и не твоё… – Иван протяжённо вздохнул. — А что же, по твоему мнению, моё?.. — Да не за властью ты, Варвара, гналась, а за любовью банальной. Хотела стать для Добрыни всем, а была лишь марионеткой в его руках… — Замолчи! Это не так, – будучи вне себя от атаковавшей её душу обиды, она громко стукнула ладонью по стеклянной столешнице, отчего кисть пронзила острая боль. — Ну да… И реакция у тебя прям пофигистическая сейчас, – он победно сложил на груди руки. – Одно могу лишь сказать – не повезло нам обоим с тобой… — Это ещё почему? – жадно, в один залп, выпив коньяк, блондинка наконец-то смогла на него посмотреть. Просто посмотреть, без всяких лишних подтекстов и мыслей. — Потому что знаем два мира. И не в одном из них, не можем найти свою пристань. Это тот случай, когда меньше зная, действительно крепче спишь. — Да ты прям философ… — Это я лишь один бокал выпил, – Иван усмехнулся. – После третьего так вообще, выдавать афоризмы начну… Слово за словом, тема за темой, рюмка за рюмкой… Спустя полчаса они болтали, словно давние знакомые, которых связывает крепкая дружба. Злая колдунья и добряк-богатырь, который по-хорошему, должен её наказать… Но это в том, сказочном мире. А в этом он «после второй» стал ловить себя на той мысли, что она чертовски красивая. И…что она хорошо его понимает. А он понимает её. Стоит ли говорить, что мать в тот вечер Варя так и не догнала. Да и вообще домой не поехала. Им просто было хорошо друг с другом. Ни больше, ни меньше. Ни к чему не обязывающий, на первых порах, секс приносил фантастическое удовольствие. До всех выпавших на его долю приключений, у Ивана было немало девушек. Но ни с одной из них, он не испытал того, чего испытывал раз за разом с Варварой. Эта женщина умела и могла его удивить. При этом, будто бы день ото дня расцветая. Здесь, в современности, она выглядела ещё краше, отдавая предпочтения не «балахонистым» вещам, а приталенным, которые все достоинства её стройной безупречной фигуры подчёркивали. И если поначалу Варя называла возникшую между ними связь глупостью и ни к чему не обязывающим потоком нахлынувшей под воздействием на мозг алкоголя страстью, то позже панически осознала и поняла, что с Иваном их тянет друг к другу магнитом. Кто бы только мог такое придумать и предположить… Добро и зло, инь и янь, лёд и пламень. Но на то они, видимо, и противоположности, чтобы притягиваться. — Ну ладно тебе, – бесшумно приблизившись к нему со спины, блондинка шумно вздохнула. – Сморозила глупость… — Да надоело, Варь, понимаешь? – он развернулся, чтобы их глаза снова имели возможность соприкоснуться. – Всё надоело… Хочется уже какой-то уверенности. — Что ты имеешь ввиду? – она непонимающе пожала плечами. — Мы с тобой любим друг друга. Нам хорошо тут – в этом мире. Поэтому, – Иван заметно смутился. – Давай поженимся?.. — Неожиданно, – Варвара многозначительно нахмурила брови. – Но… У нас же всё и так хорошо. Зачем что-то менять?.. — Мне казалось, что женщины… Ну, что это важно. Всё-таки статусы «муж» и «жена» уже совсем другой уровень. — Ну мы же не в компьютерные игры играем. К тому же, я была замужем, и могу твёрдо сказать, что это вообще не гарантия чего-либо. — А что гарантия?.. — Да нет никаких гарантий. Мы просто любим друг друга и это – главное, – она улыбнулась, и он в очередной раз поймал себя на той мысли, что в неё невозможно даже отдалённо узнать злую колдунью с сильными чарами. – Всё остальное – не нужная мишура. — Что вы за женщины – что Галя, в своё время, за меня выходить отказалась, что ты?.. – по-доброму усмехнувшись, Иван нежно опустил ладони на хрупкие плечи возлюбленной. — Я не отказывалась, – кокетливо улыбнувшись, уточнила Варвара, и охотно подчинилась ему, отвечая на поцелуй.

Екатерина II борется со слухами спустя 200 лет после смерти. Поможет ли ей сериал HBO?

Число женщин в руководстве ЕС хотят увеличить. Это дискриминация, лобби или помощь прекрасному полу?

В связи со скорой премьерой сериала «Екатерина Великая» иностранные журналисты начали активно обсуждать жизнь правительницы. И понятное дело, речь идет не о руководящих качествах императрицы. Внимание привлекли сплетни о личной жизни Екатерины II, а именно истории про интимную комнату с мебелью, инкрустированной скульптурами половых актов и органов, байки про коня и тому подобные.

Актриса Хелен Миррен, сыгравшая главную роль в сериале, встала на защиту Екатерины II. Ее взбесили люди, желающие оклеветать «успешную и влиятельную» женщину. Недоброжелателей, бесконечно обсуждающих легенды, Миррен назвала женоненавистниками.

Актрису удивило, что наличие большого количества любовников у Екатерины II считается почему-то «плохим» фактом из ее жизни, а такие же истории мужчин-правителей, у которых по пять жен или любовниц, почему-то воспринимаются нормально.

Известные байки

Сплетни о Екатерине II, привлекающие внимание как обывателей, так и творческих личностей, существуют на протяжении более двух столетий — с момента прихода императрицы к власти. Такая слава о Екатерине пошла из-за ее связей с многочисленными любовниками. Точное их число история умалчивает, но известно, что 10 из них официально занимали пост фаворита со всеми привилегиями и обязанностями. Всего в источниках упоминается число любовников от 17 до 35. И хоть в те годы многие дамы вели активную сексуальную жизнь, но поведение императрицы люди того времени, видимо, не могли принять и понять.

В прошлый раз о «распущенности» Екатерины II заговорили в 2017 году, когда на аукцион выставили фанерный стол, который находился в некой интимной комнате правительницы. Предмет мебели оценили в 20-26 тысяч долларов. И хотя стол, украшенный пенисами и женской грудью, так и напрашивается назваться мебелью из эротической комнаты, до сих пор никто еще не доказал и не опроверг ее существование.

«Россия — женская страна». Тина Канделаки — о феминизме, мужчине‐воине и профессионалах

Также существует миф о коне. Наверное, самый известный из интимной биографии императрицы: якобы Екатерина умерла вскоре после полового акта с жеребцом (от разрыва внутренних органов). Ее распространил польский историк Казимир Валишевский, известный своими работами о России XVIII века. Впоследствии байка обрела полное звучание при французском дворе, где долгое время пересказывалась в качестве забавной истории, а потом была напечатана.

По официальной версии, смерть императрицы наступила в туалетной комнате от апоплексического удара — кровоизлияния в мозг. Это произошло 17 ноября 1796 года.

Бытуют легенды, что императрица могла позволить себе развлечься в кабаках на окраине Петербурга, Москвы или других городов России. Якобы она приходила в кабак, переодевалась чуть ли не крестьянкой и находила себе «приключения». Фактических подтверждений, записей или информации о крупных пожертвованиях кабакам (в качестве поощрения за хорошо проведенный вечер) нет.

Источник фото: Wikimedia

Откуда пошли слухи

Причиной появления этих слухов стал образ и личная жизнь Екатерины, которая в духе своего времени имела большое количество любовников и стала героиней не очень приличных анекдотов на эту тему. А позднее, в XIX–XX веках, легенда продолжилась из-за людей, которые представляли Россию варварской и азиатской страной.

По просьбе «360» декан факультета истории НИУ ВШЭ и автор книг о Екатерине Великой Александр Каменский подтвердил, что образ императрицы производил сильное впечатление: она была женщиной, которая не только правила огромной страной, но и «определяла судьбу Европы».

Екатерина стала секс-символом своего времени. Это порождало разные слухи, которые в основном не имели ничего общего с действительностью. Слухи рождались сами собой, а уже использование слухов и распространение могло в чьих-то руках иметь цель дискредитации

Александр Каменский.

Премьера исторической драмы «Екатерина Великая», которую снимали в Санкт-Петербурге в октябре 2018 года, состоится 3 октября 2019 года. Это мини-сериал, состоящий из четырех серий. Роль Екатерины II исполнит Хелен Миррен. Джейсон Кларк сыграет фаворита императрицы Григория Потемкина, а Ричард Роксбург — Григория Орлова. В ленте даже появится полководец Александр Суворов, которого сыграет Пол Риттер.

Необычная история

Будущая императрица огромной русской империи Екатерина Великая родилась не в роскошном дворце, а в обыкновенном немецком доме и получила буржуазное образование: ее действительно учили и убираться, и стряпать. Ее отец, принц Христиан-Август был младшим братом владетельного немецкого князя, но из-за постоянной нехватки денег был вынужден наняться на службу. И Софья-Августа-Фредерика-Эмилия, как звали в детстве Екатерину, несмотря на царственное происхождение, играла на городской площади вместе с детьми бюргеров, получала от матери пощечины за плохо начищенные котлы и почтительно целовала подол платья жен богатых горожан, если те заходили в дом. Мать Екатерины, Иоанна-Елисавета была женщиной властной и разгульной. Поговаривали даже, что настоящим отцом Екатерины был не кто иной, как сам Фридрих Великий. Он же и предложил кандидатуру юной принцессы Софихен в жены русскому престолонаследнику Петру, когда до него дошел слух, что императрица Елизавета Петровна ищет невесту для своего племянника, которому намерена оставить трон.

Так маленькая немецкая принцесса с грязных городских улиц попала в блистающий золотом русский императорский дворец. Получив в крещении имя Екатерина, будущая супруга престолонаследника начала заниматься с лучшими придворными учителями и сказочно преуспела не только в русском языке, но и в искусстве флирта. Унаследовав от матери неуемный сексуальный темперамент, Екатерина пустила в ход свое обольщение при русском дворе. Еще до свадьбы она так открыто флиртовала с придворным дон-жуаном Андреем Чернышевым, что во избежание слухов Елизавета была вынуждена выслать бедного графа за границу. Как только Екатерине исполнилось шестнадцать, Елизавета Петровна поспешила обвенчать немецкую принцессу с Петром, дав ей ясно понять, что единственная ее обязанность – родить наследника. После венчания и пышного бала молодых наконец отвели в брачные покои. Но проснулась Екатерина, как и легла – девственницей. Петр оставался к ней холоден как в брачную ночь, так и в течение многих месяцев после. Причины такого отношения к супруге одни ищут в инфантильности и слабоумии Петра, другие – в его трагичной любви.

Петр влюбился в фрейлину Наталью Лопухину, мать которой была личным врагом Елизаветы. Лопухина-старшая была любимой статс-дамой Анны Иоанновны и всячески угождала императрице, унижая ненавистную ей невестку, цесаревну Елизавету. Сохранился исторический анекдот. В доме Лопухиных часто устраивались балы. Приглашали туда и Елизавету. Однажды Лопухина подкупила горничных Елизаветы и предложила им образчик желтой парчи с серебром, из которой цесаревна сшила себе платье к балу.

Когда Елизавета вошла в гостиную, раздался взрыв хохота. Стены, стулья, кресла и диваны в комнате были обиты такой же желтой с серебром парчой. Униженная цесаревна бросилась вон из дворца и долго рыдала в своей спальне.

Когда Петр попросил у своей царствующей тетки разрешения жениться на дочери Лопухиной, Елизавета решила отомстить. Она обвинила Лопухину в государственной измене, и суд приговорил несчастную графиню к смертной казни. Елизавета своей «великой милостью» смягчила наказание. Лопухину-старшую позорно высекли плетьми на Троицкой площади, вырезали ей язык и сослали в Сибирь. После этой трагической истории с матерью своей возлюбленной цесаревич Петр тронулся умом. Но Екатерина не стремилась нравиться супругу: она быстро нашла утешение в объятиях шведского посланника графа Поленберга. Императрица Елизавета закрыла глаза на отношения молодых: ей был нужен наследник, но Екатерина все никак не могла забеременеть.
Между тем в постели восемнадцатилетней цесаревны один фаворит сменял другого: Кирилл Разумовский, Станислав Понятовский, Захар

Чернышев (брат сосланного за границу Андрея), Лев Нарышкин и братья Салтыковы, знавшие в любви толк. Их мать, урожденная Голицына, славилась на весь Петербург пьянством и развратом в солдатских казармах – ходили слухи, что у нее было триста любовников среди гренадеров императрицы.

Через несколько лет супружества случилось чудо – Екатерина забеременела. Сергей Салтыков открыто хвастался, что это он отец будущего наследника, и был выслан из Петербурга. Позже в Швеции он распускал ужасные слухи про распутство русской цесаревны и уверял, что она сама вешалась ему на шею, назначала свидания, а он, мол, обманывал и не приходил, чем заставлял Екатерину несказанно страдать.

Елизавета Петровна была так рада добрым вестям, что подарила беременной невестке сто тысяч рублей и множество драгоценностей. Бедная немецкая принцесса, явившаяся в Россию с тремя платьями и полудюжиной носовых платков, начала сорить деньгами русской казны. Родившегося младенца нарекли Павлом и сразу отобрали у молодой матери. Впрочем, сыном Екатерина не интересовалась и никогда его не любила. До сих пор неизвестно, кто же был настоящим отцом Павла – называют и Захара Чернышева, и Льва Нарышкина, и других любовников цесаревны. Среди догадок отмечают удивительный факт: Павел необычайно похож на своего официального отца, Петра Федоровича – чем История не шутит…

После смерти Елизаветы Петр III взошел на престол и заявил, что за развратное поведение сошлет Екатерину в монастырь, а сам женится на Елизавете Воронцовой, своей любовнице. Но к тому времени с помощью фаворитов Екатерина сплела огромную сеть вокруг Петра. Канцлер Панин, князь Барятинский, любовник Екатерины Григорий Орлов и четверо его братьев организовали заговор против императора. Но потом кто-то из заговорщиков струсил и решил предупредить императора – Петр не придал его словам значения, за что поплатился не только троном, но и жизнью.

При дворе Екатерине II в России фаворитизм стал новой должностью, как при дворе Людовика XIV во Франции, и постельные карьеристы признавались людьми, служившими отечеству и престолу. За свои любовные старания получали они дворцы и немалые финансовые средства из русской казны. Но Екатерина была женщиной страстной и жить без мужчины не могла. В ее дворце была специальная комната с огромной кроватью. При необходимости тайный механизм разделял стеной кровать на две части – на скрытой половине оставался фаворит, а на второй императрица, не остывшая от любовных утех, принимала послов и министров.

Екатерина питала слабость к огромным, исполинского роста, мужчинам с чувственным лицом. Представляли потенциальных любовников императрице канцлер Панин и графиня Брюс, которую при дворе называли «пробир-дамой». Панин был постоянным любовником Екатерины – он был умен, не требователен, не ревнив. Являлся в спальню императрицы не чаще раза в неделю, а в свободное время в своем гареме, состоящем из крепостных наложниц – каждый день он приобретал новую девушку, а надоевших раздаривал друзьям или продавал. Для Екатерины он выбирал рослых солдат, не отличающихся умом, чтобы не создавать себе соперников. Однажды Панин и графиня Брюс порекомендовали красавца Потемкина.
Екатерину смущало то, что у генерала-поручика всего один глаз (второй в припадке ревности когда-то выбил ему Григорий Орлов), но графиня убедила Екатерину, что Потемкин сходит с ума от любви к

императрице. После ночи любви Екатерина произвела Потемкина в генерал-лейтенанты, подарила ему великолепный дворец и миллион рублей на его обустройство. Вот так за одну ночь делались постельные карьеры при Екатерине. Но императорских даров Потемкину показалось мало – однажды за обедом он потребовал, чтобы Екатерина сделала его членом Государственного совета. Екатерина ужаснулась:
— Но мой друг, это невозможно!
— Прекрасно! Тогда я ухожу в монастырь. Роль вашей содержанки мне не подходит!
Екатерина заплакала и вышла из-за стола. В комнату фаворитов Потемкин не пришел. Екатерина проплакала всю ночь, а наутро Потемкин был назначен сенатором.
Как-то раз Потемкин на несколько дней уехал по делам в Петербург. Но императрицу нельзя было оставлять надолго одну. Однажды в

Царскосельском дворце Екатерина проснулась ночью от холода. Была зима, а все дрова в камине сгорели. Она спала одна – Потемкин был по делам в Петербурге. Не найдя за ширмой прислуги, Екатерина вышла в коридор, по которому как раз шел истопник с вязанкой дров на плечах. От вида этого молодого Геркулеса огромного роста, несшего дрова как пушинку, у Екатерины захватило дух.
— Кто вы такой?
— Придворный истопник, ваше величество!
— Отчего же я раньше вас не видала? Затопите камин в моей спальне.
Юноша пришел в восторг от такой милости императрицы и развел в камине огромный огонь. Но Екатерина осталась недовольна:
— Неужели вы не понимаете, как нужно согревать императрицу?
И истопник наконец понял. А на следующее утро он получил приказ о пожаловании ему наследственного дворянства, десяти тысяч крестьян, повелении никогда не возвращаться в Петербург и сменить фамилию на Теплов – в память о том, как он согрел императрицу.
На старости лет Екатерина дошла до полного разврата. Здоровенных мужчин ей было уже недостаточно – и она обратила свою страсть к молоденькой цыганке, подаренной ей Потемкиным.

При дворе ходили слухи, как императрица обращалась со своими служанками и молоденькими крестьянками. На выпускном экзамене в Смольном институте императрица обратила внимание на красивую выпускницу, которая оказалась дочерью Суворова.
— Отдайте свою дочь мне в фаворитки.
Наслышанный о похождениях императрицы, Суворов ответил:
— Матушка, умереть за тебя – умру, а Суворочки своей тебе не отдам!
Разгневанная императрица выслала старика вместе с дочерью в их имение, запретив появляться при дворе – что и было нужно Суворову.

В отсутствие Потемкина у Екатерины было множество любовников: посол Безбородко и его секретари Завадовский и Мамонов, племянник акушерки Зорич, офицеры гвардии Корсаков и Хвостов, наконец, провинциальный юнец Александр Ланской.
Двадцатилетнего Ланского случайно увидел Потемкин и представил императрице. Юноша обладал ангельской внешностью: преисполненные грусти огромные голубые глаза, белокурые кудри, легкий румянец на щеках и коралловые губы. Он был бы похож на девушку, если бы не огромный рост и широкие плечи.

Внимание Екатерины он принял как заботу матери, к тому же он был слишком верным своему государству, чтобы в чем-то отказать императрице. Положения императорского наложника он стыдился, но со временем привязался к Екатерине всем сердцем. Императрицу трогала такая читая любовь невинного юноши, до нее совсем не знавшего женщин. Ее стареющее сердце ревновало к Сашеньке так сильно, что Екатерина заперла любовника в нескольких комнатах, окружив неслыханной роскошью. Императрица наградила Ланского графским титулом, огромными землями, десятками тысяч крестьян. Но влюбленному юноше не нужны были чины и богатства – наверное, он был единственным фаворитом, любившем императрицу как женщину. И императрица заявила Потемкину:

— Душа моя, я собираюсь выйти замуж за Ланского.
— Чем же он заслужил такую честь?
— Он никогда мне не изменял.
Потемкин опустил глаза. Сам он изменял Екатерине практически каждый день с разными женщинами.

Через месяц Ланской слег в постели. И не один придворный врач не мог поставить точный диагноз. Екатерина знала, что ее возлюбленный отравлен по поручению Потемкина. Екатерина писала своему другу: «Я, рыдая, имею несчастье сказать вам, что генерала Ланского не стало… и моя комната, которую так любила прежде, превратилась теперь в пустую пещеру». После смерти возлюбленного императрица ходила по дворцу, как тень. Она забросила все государственные дела и никого не принимала. Это было так не похоже на нее… Видимо, любовь, которой она не знала в молодости, настигла ее в старости. Единственная тема, на которую поддерживала разговор императрица, была о Александре Ланском, единственное место, которое она посещала – его могила. Она проводила на могиле Ланского в тоске и слезах многие часы. Потемкин был в бешенстве. Он ревновал – и к кому, к покойнику? В приступах злости Потемкин кружил, как коршун, среди гвардейских офицеров. Наконец он остановил свой выбор на Петре Ермолове, сделал его своим адъютантом и отправил к Екатерине. Его расчет оправдался: Ермолов занял комнату фаворитов, пустовавшую почти полгода. Все-таки Екатерина была женщиной, и тяга любить пересилила в ней скорбь об утрате. Заметив, что одна из фрейлин уединяется с Еромловым, Екатерина приказала солдатам высечь аристократку до крови в присутствии остальных одиннадцати фрейлин – чтоб не повадно было. Ермолов был слишком глуп, нагл и самовлюблен, к тому же любил играть и часто сбегал от императрицы в игровые дома и к проституткам. Его место вскоре занял другой адъютант Потемкина – Александр Мамонов. «Бесценный Саша» – так называла Мамонова императрица. Но Саша стал все чаще куда-то пропадать. Его не было и той злополучной ночью, когда усталая Екатерина вернулась с заседания Совета. Она прождала его полночи, но встретила игриво:
— Где вы, милостивый государь, пропадать изволили?
— Матушка-государыня… – его тон и выражение лица не предвещали ничего хорошего. – Вы всегда были ко мне добры, а я с вами откровенен. Я не могу больше нести свои обязанности подле вашего величества.
Лицо Екатерины изменилось:
— В чем дело, никак вы шутить изволили?
— Никак нет, ваше величество. Я полюбил другую и прошу вашего милостивого разрешения на ней жениться. Ее имя княжна Щербатова.
Что может ответить стареющая, потерявшая былую привлекательность женщина, когда молодой любовник говорит, что полюбил другую, хорошую и молоденькую?
— Я разрешаю вам жениться. Более того, я сама устрою вашу свадьбу.
Лизанька Щербатова целовала императрице ручки за ее доброту. Екатерина подарила молодым обручальные кольца с бриллиантами, три тысячи душ крестьян, десять тысяч рублей золотом. Молодая невеста под венцом отчего-то все время плакала… Может быть, императрица и простила графу Мамонову измену, но оскорбленная женщина ее простить не могла. Две недели спустя в дом молодоженов ворвались солдаты. Мамонова привязали к креслу и заткнули рот, а над молодой графиней надругались солдаты, после чего иссекли ее плетью до полного уродства. Лизанька чудом выжила. Граф Мамонов увез болеющую жену за границу, чтобы никогда больше не возвращаться в Россию.

А между тем во дворце царил новый и последний фаворит – двадцатичетырехлетний Платон Зубов. Комнату фаворитов он получил в наследство от своего брата, Валериана Зубова, бывшего любовником императрицы совсем недолго. Платон Зубов был высокомерен, заносчив и любил только одну вещь на свете – деньги. Получив неограниченную власть, он издевался над цесаревичем Павлом, полностью уверенный, что престол тому не достанется. Потемкин задумал было умертвить нового фаворита, но не успел – скончался. Императрица долго и безутешно рыдала, устроила бывшему фавориту великолепные похороны и повелела установить ему два памятника. За время правления Екатерины из русской казны в карман Потемкина перешли дворцы и драгоценности на девять миллионов рублей и сорок тысяч крестьян.

Сама Екатерина умерла совсем не по-императорски: в нужнике. Испытала ли она в своей жизни ту любовь, к которой стремилась? Вряд ли… Настоящая любовь не покупается за титулы и дворцы – этого Великая Екатерина так и не поняла.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *