Артур и Карина багдасаровы

Артур Багдасаров, жена

Слава Заслуженного артиста России дрессировщика Артура Багдасарова ни в чём не уступает славе известных бесстрашных каскадёров, ведь он выступает с тиграми — животными, плохо поддающимися выучке и очень нервными среди шумной толпы. Тем более — по его признанию, артист не использует при дрессировке методов устрашения своих питомцев: только строгость и поощрение. Если иметь в виду, что получив однажды 100 укусов и царапин от одного из своих тигров, Артур не только снова вошёл в клетку, но и продолжал сотрудничать со своим «обидчиком» Цезарем, то его мужеству может позавидовать самый отчаянный экстремал. А его восторженным поклонницам никогда до конца не понять, что быть женой Артура Багдасарова – очень трудное счастье.

Может быть, поэтому распался его первый брак с подругой сестры Карины – Ларисой, тоже цирковой артисткой. Супруги развелись в 2007 году, когда их сыну Ричарду было 7 лет, но остались добрыми друзьями. Теперь сыну Артура уже 16 и он отличный цирковой гимнаст, удивляющий коллег своей отточенной техникой. Он живёт то с отцом, то с матерью, принимая участие в представлениях. У сестры Артура тоже есть сын от первого брака – Никита. Они с Ричардом почти ровесники: братья выросли в цирке, но Никита большого интереса к арене не проявляет.

После развода Артур познакомился с Кариной Макаевой, и они сразу понравились друг другу. Девушка ничего не знала о его профессии и была страшно перепугана, когда однажды пригласив её в цирк, Багдасаров вышел на арену вместе с сестрой Кариной в номере с дрессированными тиграми. Как она позже рассказала в интервью, Карина тогда даже собиралась расстаться с Артуром, но он сумел её уговорить. Они встречались почти четыре года, прежде чем пожениться: Карина заканчивала институт. Багдасаров сделал ей предложение на гастролях в Алма-Ате, прямо с арены и вся публика аплодировала, когда она сказала своё «да». В 2010 году 32-летний Артур и 22-летняя Карина поженились.

Кстати, свадьбы брат и сестра Багдасаровы, неразлучные партнёры по номеру, сыграли почти одновременно — с интервалом в два дня. Теперь две Карины, жена и сестра – лучшие подруги. Жена Артура – юрист по образованию, всегда сопровождает мужа на гастролях, но она занимается своим делом и это кажется обоим супругам разумным решением. Карина – жена так и не научилась не бояться подопечных своего мужа – тигров, но это не мешает семейной паре понимать и любить друг друга.

В 2015 году, когда они отдыхали на тайландском острове Пхукет, Артур получил перелом ноги в ДТП и Карина, не растерявшись в чужой стране, среди незнакомого ей беспорядка и антисанитарных больниц, без знания местного языка, сумела найти для мужа подходящую клинику, а потом – дозвониться до родных. Скитания более 6 часов без антибиотиков и обезболивающих средств для мужа, не сломили её духа, так же как и собственные синяки и ссадины. Главное, что поняла для себя эта нежная и хрупкая на вид женщина: быть женой Артура Багдасарова – это значит быть мужественной и храброй. Такой, какой и должна быть жена укротителя тигров.

Планета 13: место радости и удивления

Какое цирковое представление без работы в воздухе. Любят это и дети, и взрослые. Ведь даже у самого смелого человек не может не захватить дух от рискованных трюков воздушных гимнастов, канатоходцев и так далее. Оказаться под самым куполом цирка – это уже неожиданное событие для неподготовленного человека. А делать на большой высоте сложные номера – это и вовсе запредельная, кажется, смелость. Но артисты цирка творят под куполом самые сложные трюки.

В «Планете 13» сразу несколько «воздушных» номеров. Например, номер лауреата Международного фестиваля в Москве гимнастки на полотнах Ларисы Багдасаровой. Кажущаяся легкость «летающей актрисы», разумеется, результат огромного труда. Но все ее выступление для зрителя выглядит не больше, чем простой и легкий полет на большой высоте. И, несмотря на это, Багдасарова не перестает удивлять на протяжении всего времени своего выступления. Не буду раскрывать подробностей, но скажу лишь одно: без эффектных сюрпризов, от которых сердца зрителей начнут биться чаще, и захватит дыхание, не обойдется.

Еще один «воздушный артист» – это лауреат национальной премии ЦИРК, бронзовый призер конкурса «Принцесса цирка» в Швеции воздушная гимнастка на трапеции Екатерина Кармашова. Яркое выступление артистки тоже не оставит равнодушным зрителей – за это можно поручиться.

Тем более, что трапеция (или как называют ее непрофессионалы «качели на веревках») считается традиционно крайне непростым жанром циркового искусства. Не простым, но очень эффектным. Скорость движения во время раскачивания, работа самого гимнаста, неожиданные трюки на большой высоте – все это только добавляет адреналина подобным номерам.

Ну и, как говорится, порой такие выступления не для слабонервных. А потому на премьерном показе аплодисменты после работы были громкими и продолжительными. Как впрочем и после выступлений других артистов.

Ну и закончить «воздушный» блок можно на выступлении канатоходцев братьев Антона и Александра Поярковых с номером «Танцы на проволоке».

И, кстати, название номера братья полностью оправдывают. Очень сложные элементы, которые выполнить и на твердой почве смогут далеко не все, Поярковы делают, кажется, с такой легкостью, что даже не верится.

Впрочем, не буду раскрывать интригу до конца. Пусть она останется для тех, кто увидит цирковое представление лично.

Отдельно стоит отметить пусть и не воздушный, но от того не менее яркий номер, который тоже хотелось бы упомянуть наверное. Это так называемые рейнские колеса – большие металлические конструкции, внутри которых вращаются артисты, вытворяя чудеса ловкости. Акробаты Петр Букин, Екатерина, Вячеслав и Петр Подгорные сделали из, казалось бы, привычного циркового номера яркое незабываемое шоу.

Причиной может быть и зависть, и месть, и обида, которую страшно выместить на артистах — человеческую жизнь у нас защищает Уголовный кодекс. А зверь — он тварь бесправная, ну умер — всякие бывают причины. Но продолжатели известной цирковой династии Багдасаровых, Артур и Карина, пошли на беспрецедентный шаг — подключили к расследованию гибели семи своих тигров полицию. Как идет расследование, корреспондент «КП» решила выяснить у тех, кто много лет дрессирует четвероногих артистов.

«ПРИХОДИТСЯ ЖАТЬ РУКУ ОТРАВИТЕЛЮ»

Сейчас Артур и Карина Багдасаровы со своими питомцами в Брянске с самым рискованным шоу в мире, где на сцену выходят ревущие таежные хищники, которым верховодит беззащитный человек. Четырехсоткилограммовые дикие кошки скачут в огненные кольца, позволяют хватать себя за хвост и подчиняются, когда их пытаются оседлать, как лошадей. Но любому из зрителей невдомек, какой ценой обходится вся эта красота.

Вне сцены дрессировщики — народ закрытый, к чужакам относятся настороженно. Но за всю историю российского цирка впервые в прославленной династии случилась такая беда — гибель семи тигров за год. Чтобы разобраться в причинах этого кошмара, Артур и Карина Багдасаровы впустили «Комсомолку» в свою семью и показали изнанку дрессуры.

Брожу по полуосвещенным помещениям старого брянского цирка, не видевшего ремонта еще со времен основания. Понять, где здесь разместили тигриное «общежитие», можно по запаху. Те, кто когда-нибудь имел больших собак в доме, меня поймут. На высоких дверях с надписью «Осторожно, хищники» два увесистых замка. По словам Артура, они появились из-за последних событий, чтобы никто чужой к клеткам не проник. А единственного из молодых тигров, который чудом остался жив, держат в отдельном помещении, изолированном даже от взрослых коллег-артистов.

— Откройте замки, — кричит ассистентам Артур. — Пойдемте, покажу вам нашего Урала!

В подсобке — штук пять пустых клеток. В них когда-то обитали будущие полосатые звезды, погибшие мучительной смертью. Выживший Урал почти не реагирует на нас.

— Посмотрите на его зрачки, они стеклянные! — сокрушается Артур. — И так уже около трех недель.

Урал и правда не похож на своих сородичей: невпопад открывает пасть, но из нее не раздается ни звука, потерянно смотрит сквозь людей…

— Мы по-прежнему не знаем, что с ним, — Артур отводит глаза от больного питомца. — Вот-вот приедет очередной хороший ветеринар, еще раз возьмет все анализы, отвезет Урала в специальное место на лечение… Мы надеемся.

Вместе с лучшими ветврачами Артур и Карина около полумесяца продолжают работать с полицией, которая впервые в истории российского цирка проводит проверку по факту гибели зверей.

— Я знаю, кто это сделал, — говорит Артур. — Но этот человек ничего не решает. Даже если мы его сейчас уволим, то на его место придет другой, я не буду знать, кто он, и все может продолжиться. Мы пожимаем друг другу руки и делаем вид, что все хорошо. Вот недавно приходил — деньги занимал на еду. Но я готов терпеть, потому что нам нужен заказчик.

Цирковая труппа находится почти на военном положении: контроль, тотальная слежка и ожидание новой беды.

Артур Багдасаров вместе с родным дядей проверяют мясо для тигров. Из-за последних событий вольеры с животными держат под замком, а кормят полосатых несколько человек, приглядывая друг за другом.Фото: Иван ВИСЛОВ

— По одному человеку в тигрятник никто не имеет права заходить, только в паре, — продолжает Багдасаров. — Поят тигров два человека — один держит, другой наливает. Да, слежка, а по-другому никак. У работников собраны все паспорта, военные билеты. Если человек сбежит — это будет первое доказательство, что он причастен к отравлениям. Все наши ребята пройдут проверку на детекторе лжи.

Подключить полицию к расследованию было не так просто. С подобными историями никто связываться не хочет, мол, у нас убийц и насильников искать некому, а вы тут со своими тиграми. Только после того как Багдасаровы публично рассказали о своем горе, ситуацией озаботилось Министерство природных ресурсов и экологии, а полиция начала проверку. Артур и Карина, предвидя, что органы будут отмахиваться, пытались разобраться в трагедии сами. Дошли до известного психиатра Михаила Виноградова, в центре которого работает целый штат экстрасенсов. Ведь если травля продолжится, шоу придет конец — дрессировщики попросту останутся без артистов. Купить уссурийского тигренка — дело затратное. Истратив $10 — 15 тысяч, надо кормить и содержать зверя несколько лет, которые уйдут на дрессировку. Чтобы ввести молодого тигра в один только трюк с огненными кольцами, потребуется два года. И люди, связанные с цирком, понимают, что звери — самое уязвимое место дрессировщика. Поэтому предположение Багдасаровых, что заказчик свой, цирковой, вполне логично. Значит, кому-то из конкурентов они мешают так сильно, что он решился на убийство.

«ТИИГРОВ ОТРАВИЛИ СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИМ ЯДОМ»

С догадками Багдасаровых согласен и Михаил Виноградов. Психолог-криминалист согласился помочь дрессировщикам, так как впервые сталкивается с такой масштабной травлей, ни в чем неповинных зверей. Виноградов официально сотрудничает с силовыми структурами страны, а Артур и Карина обратились к психиатру еще до того, как в его центр официально направили запрос из полиции.

Урал — последний молодой тигр, который выжил после отравления. Но гарантий, что он полностью поправится, ветеринары не дают.Фото: Иван ВИСЛОВ

— Речь идет об убийстве, об отравлении, — считает Михаил Виноградов. — Такое совершают люди из ближнего круга. Я отследил всю цепочку — это несколько людей, и мотивы у них разные: у кого-то — ревность, у кого-то — нереализованные притязания, у кого-то — зависть. Сегодня я знаю даже их имена, но пока полиция не найдет доказательств, озвучивать их нельзя. Уже понятно и откуда взялась отрава. Это — сильнодействующий яд, который имеет одну особенность: поражает железы внутренней секреции, после чего животное или человек умирает от того, что отказывают органы. Яд мог вызвать и сердечный приступ, и разрушение надпочечников — от чего и погибли животные. И главное — яд выводится из организма еще при жизни, во время вскрытия его следы невозможно обнаружить. Установлено, кто давал это вещество и каким образом. Кстати, этот яд есть всего в трех лабораториях страны, которые сейчас проверяются. Сыщики выяснят, кто это вещество оттуда забирал. Этот человек не сам травил тигров, но он причастен, так как передавал отраву. Изначально он не знал, что везет яд, сейчас, конечно, ему стало понятно. Но в полицию он не идет, боится. А кто заказал? Это вопрос.

Случаи массового отравления тигров хоть и редки, но происходили не только у Багдасаровых. 20 лет назад чуть не погибли все тигры Запашных во время гастролей в Китае.

— Вдруг разом всех тигров начало тошнить, — вспоминает дрессировщик Аскольд Запашный. — Многие оказались почти при смерти, мы их еле откачали. Это явно было дело рук конкурентов. По нашим подозрениям, артистов китайского цирка. Их пригласили работать параллельно с нами. Мы не спали ночами, дежурили и однажды чуть не поймали негодяя — он проник в цирк через люк на крыше. Мы успели схватить его за штанину, но, увы, он вырвался. В российском цирке с нами ничего подобного не происходило, хотя историй про истребление животных я слышал много. В нашем коллективе, например, работает артистка, у которой перед зарубежными гастролями отравили почти всех лошадей.

Слон — самое опасное животное в цирке. Больше всего дрессировщиков и ветеринаров гибнут от их ног и бивней.Фото: Евгения ГУСЕВА

Жертвами человеческого зверства становились и животные «Уголка дедушки Дурова».

— У меня когда-то в цирке травили животных, — вздыхает Юрий Дуров, — жирафа и морского льва. К счастью, мы их выходили. Сделать гадость большого ума не надо — достаточно подбросить кусочек еды с ядом. Доверчивые звери привыкли, что их кормят люди, а негодяи этим пользуются. Дрессировщики в этом смысле очень уязвимы: достаточно серьезной ссоры, и твои питомцы в зоне риска. Доказать отравление очень сложно. А вызывать полицию бессмысленно — такие дела открывать и расследовать никто не хочет.

«НА СЛОВО «УСЫПИТЬ» У НАС ТАБУ»

Но не все считают, что тигры Багдасаровых погибли от отравы. Защитники животных предположили, что звери могли умереть от жестокого обращения дрессировщиков, а история про яд — лишь способ это скрыть.

— В случае с Багдасаровыми я это исключаю. Но в семье не без урода, — считает Дуров. — Есть грубые дрессировщики, которые относятся к своим животным, как к реквизиту. Например, вместо палочки берут биту, которой можно поломать ноги лошадям. Таких — процентов пять. Остальные дорожат своими артистами. Во-первых, это — их хлеб. Многие душу готовы отдать, чтобы зверь выздоровел, если болеет. К тому же грубое обращение с животными всегда будет видно зрителям. Вы посмотрите, как работают те же Багдасаровы, и поймете, что звери участвуют в номерах с удовольствием. А в жестокости дрессировщики государственных цирков винят тех, кто создает шапито и возит зверей по стране, порой и прикрываясь именами известных династий. В таких передвижных цирках нет ни техники безопасности, ни контроля. Дали один-два спектакля и переехали в другой город. Да и наказать таких дрессировщиков почти невозможно из-за отсутствия правовой базы.

— Если я ни за что наказал зверя, то сам поплачусь, уже проверено, — признается Артур Багдасаров. — Однажды хотел замахнуться на тигра, уж очень он плохо вел себя во время репетиции, так мне спину прострелило аж до пяток! Потом долго ходил к доктору. Да и палки, с которыми мы работаем, — обыкновенные лыжные. Такой палкой при желании больно не сделаешь.

— Жестокое обращение животное, во-первых, не простит, — подтверждает ветеринар Александр Константиновский. — Во-вторых, крупному зверю травму нанести достаточно сложно. Но есть и необходимая жестокость, например согревание слонов алкоголем.

— Попробуй накачать слона! Если он не хочет, пить не будет, — объясняет Юрий Дуров. — Мы им лекарство иногда в яблочко кладем, но слоны чувствуют и не берут. Немного алкоголя удается залить, если нужно перевести слона по морозу — шубу же не наденешь.

Кстати, все четвероногие артисты работают на сцене до старости. Шоу для них, как и для дрессировщиков, становится наркотиком, они привыкают работать на сцене. Поэтому как таковой «пенсии» не существует. Даже если зверь уже не в силах выполнять сложные трюки, его выводят на сцену для массовки. А силовые трюки берут на себя молодые. Если же площади не позволяют содержать габаритных старичков в цирке, их пристраивают в зоопарки или в специализированные приюты. Есть целая сеть мест, где с радостью берут бывших цирковых зверей. Даже монастыри!

— На слово «усыпить» у нас табу, — отмечает Юрий Дуров. — Даже собаки у нас живут до последних дней. Недавно вот передали пару в зоопарк Старого Оскола. Мы отслеживаем, звоним, приезжаем, смотрим, в каких условиях их содержат. Если условия плохие, мы их забираем и больше с этим заведением не сотрудничаем.

Другое дело, что жестокое обращение с животными редко доходит до суда, хоть за это и есть статья в УК. Все дрессировщики надеются, что «дело тигров Багдасаровых» станет прецедентом. Если полиция соберет достаточное количество доказательств и найдет виновных, им может грозить реальный тюремный срок.

По мнению юриста московской коллегии адвокатов «Князев и Парнеры» Игоря Симонова, виновным может грозить от двух до пяти лет лишения свободы. Это зависит от того, какая статья будет избрана следствием: либо «умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее значительный ущерб и совершенное общеопасным способом», предусматривающая срок до 5 лет. Либо «жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье», предполагающая лишение свободы до двух лет.

ОТКУДА ЗВЕРЮШКИ

Сегодня животными для цирка в основном торгуют зоопарки.

— Достать в России тигров — не проблема, — говорит Юрий Дуров. — Есть зоопарки, есть зверинцы, в том числе и частные, где они рождаются. Их можно купить даже через Интернет! За исключением белых тигров и львов, которые не так распространены, как, например, суматранские, бенгальские или их помесь. Российский цирк на 90 процентов покупает все официально — без документов ветслужба не поставит животное на учет. От шапито так жестко документы не требуют.

Кстати, у всех дрессировщиков существует правило — не брать животных, которые меньше двух поколений воспитываются в неволе.

— Этот негласный закон ввели, чтобы не провоцировать браконьерство, — объясняет Аскольд Запашный. — Если когда-то в природе поймали слона или тигра, их дети не имеют права продаваться для цирка, только внуки.

ЦЕНА ЖИВОТНЫХ

Слон (азиатский, африканский) в Таиланде можно выменять за 2 блока сигарет, но из страны не вывезти, нужно разрешение короля. Продают от $150 — 200 тысяч до 1 миллиона долларов.

Гепард — 50 тысяч долларов.

Бегемот — 200 — 300 тысяч рублей (если рожден в России).

Медведь бурый — 5 — 10 тысяч рублей.

Медведь гималайский — 7 — 8 тысяч рублей.

Белый тигр — 25 — 30 тысяч долларов.

Белый лев — 50 — 70 тысяч долларов.

Тигр (уссурийский, бенгальский, суматранский) — от 5 до 15 тысяч долларов.

Багдасаров заверил, что не мучил тигрицу, а спасал ей жизнь

Должен был эффектно пролететь через огненные кольца, но внезапно замер в углу арены. Выражение «тигр перед прыжком» после такого видео из Магнитогорска приобретает новый смысл. Кадры сняли зрители популярного циркового шоу Карины и Артура Багдасаровых. Пришли посмотреть на трюки, но внезапно стали свидетелями реанимации, потому как один из участников программы сначала забился в конвульсиях, не реагировал ни на шест дрессировщика, ни на удары хлыста, а после и вовсе будто потерял сознание. В чувство тигра, а вернее тигрицу, стали приводить тут же — на арене. Средства подручные и самые простые — ведра с водой. Хватило трех, чтобы зверь смог снова подняться на лапы. Провожали аплодисментами, выступление получилось хоть и неудачное, но для некоторых шокирующее. Что именно случилось — пока непонятно. Травмы у шестилетней тигрицы за всю ее карьеру ни разу не было. Ну а версий много — это могли быть и почечные колики, и мышечный спазм или вовсе приступ сахарного диабета. Пока ясно одно: опытные цирковые артисты с подобным раньше не сталкивались. Опрос коллег провел именитый дрессировщик Эдгард Запашный. Все говорят, что такого никогда не видели.

«Я связался со всеми самыми именитыми дрессировщиками. Все мне сказали, что такого никогда не видели, хотя некоторые из них уже более 30 лет работают в клетке», — рассказывает директор Большого Московского государственного цирка Эдгард Запашный.

В какой-то степени Багдасаровы не скрывали — действовали по ситуации. Готового алгоритма поведения на такие случаи просто нет. Давайте внимательно посмотрим на действия дрессировщиков: Артур видит, что у тигрицы конвульсии, он несколько раз прикасается к ней палкой-стэком (именно эти движения некоторые зрители ошибочно трактовали как жестокое обращение с животным). Но теперь давайте подумаем: вы видели в цирке, чтобы львов и тигров гладили или просто прикасались к ним руками? Нет. Стэк — это рабочий инструмент дрессировщика, который постоянно используется на манеже.

«Это хищник, — говорит сам дрессировщик Артур Багдасаров. — Я не могу подойти к хищнику и просто протянуть ему руку – я останусь без руки. Для того, чтобы я делал свои манипуляции какие-то с животным, я хочу, чтобы он повернулся направо – он поворачивается направо, я хочу, чтобы он повернулся налево – он поворачивается налево».

Назначение стэка — палки дрессировщика — не причинить зверю боль, а указать нужное место или действие. Одна из первых команд в цирке, к которой приучают львов и тигров, — это «место». Кроме того, с помощью стэков большие кошки получают вознаграждение за хорошо выполненные номера — мясо.

Багдасаровы первыми в стране стали использовать в качестве стэков лыжные палки со снятыми ручками и наконечниками. Полыми, легкими дюралевыми палками невозможно поранить, зато можно отпугнуть подопечных при необходимости.

На кадрах со скандального представления видно: в какой-то момент Артур Багдасаров, видя, что тигрица не приходит в себя, все же дотрагивается до животного рукой и оттаскивает его поближе к выходу с манежа. Главной целью было обезопасить зрителей и дать шанс прийти в себя зверю, пока на него не набросились сородичи.

«Артур реально спас жизнь тигрице. И реально действовал более чем адекватно, — убежден заслуженный артист России, дрессировщик тигров Сергей Нестеров. — Все шаги, которые на тот момент нужно было сделать, а нужно было действовать быстро, он сделал. Во-первых, обезопасил саму тигрицу, обезопасил ее сородичей. Тем самым рискуя собой. То, что он ее оттащил на безопасное расстояние, облив водой, он тоже рисковал собой. Если бы она пришла в себя чуть раньше, первое что она бы сделала, это бросилась бы на ближайшего человека или предмет».

После представления Багдасаровы пустили за кулисы зрителей, волновавшимся за здоровье тигрицы, и показали — с ней и другими зверями все в порядке. Их состояние уже сегодня смогли оценить и журналисты. С обвинениями в жестоком обращении с животными дрессировщики мириться не намерены и готовы обратиться в суд с исками о защите чести, достоинства и деловой репутации. В их профессии она создается годами и слишком дорогой ценой.

«Если бы вы видели, какие попадают к нам животные — к нам попадают отказники, мама отказалась, привезли — «вот, мать не кормит, заберите», — рассказывает Артур Багдасаров. — И ты вот эту маленькую фигню начинаешь выкармливать из пипетки, из шприцика. Оно не ходит, оно слепое. Ты начинаешь учить его какать – они не умеют этого делать, мать в природе должна научить их всему. И всю эту фигню ты берешь на себя, не зная того, какой он вырастет. Это кот в мешке!».

И еще раз: сейчас тигрица чувствует себя нормально, но участвовать в ближайших представлениях, конечно, не будет, пока труппа не убедится, что со здоровьем артистки все в порядке.

Карина Багдасарова

В Екатеринбурге до 10 июля проходят гастроли Московского цирка на Цветном бульваре. Новая программа посвящена грядущему 90-летию мэтра отечественной клоунады Юрия НИКУЛИНА и 130-летию старейшего цирка России. Главная же «фишка» московских гостей — устрашающее и впечатляющее «Тигры-шоу», с которым на арену выходит яркий дуэт Карины и Артура Багдасаровых, представителей одной из известнейших цирковых династий. После очередной репетиции дрессировщиков мы заглянули в гримерку к прекрасной укротительнице полосатых хищников. Встретила нас заслуженная артистка России уже без облаченного ранее красного атласного корсета и юбки…

Карина Багдасарова: Как прихожу во время антракта в грим-уборную, в первую очередь скидываю с себя сценический костюм и сопутствующие ему украшения. Это происходит, скорее, уже по привычке: за короткое время между выступлениями нужно успеть переодеться и подготовиться к уже следующему выходу.

— Длинные юбки на цирковой площадке не мешают?

Карина: Нет (смеется). От амплуа властной и агрессивной дамочки с хлыстом и кожаных ботфортах я отказалась. По-моему, и среди тигров, и среди людей даже сильная женщина должна оставаться Женщиной. В тоже время, обладая внутренней силой характера, я позволяю себе быть нежной и ранимой рядом с любимым человеком, в кругу родных и близких…

— А с младшим братом Артуром Вы какая? Ведь он одновременно входит и в категорию «родственников», и в категорию «рабочий коллектив»…

Карина: Мы с ним люди темпераментные, по-армянски эмоциональные. Любим перебивать друг друга, кричать, а в определенные моменты даже можем не постесняться во взаимных выражениях или в адрес кого-то третьего. Но мы очень дружны, поскольку оба понимаем: рабочие вопросы — это рабочие вопросы, а семья — это тот самый тыл, который дает силы и вдохновение. У Артура своя судьба: если на манеже он по зову сердца и души, то за меня, по сути, выбор сделал отец (народный артист России Михаил Багдасаров — прим. авт.). Пусть по его воле я сперва и убирала за хищниками, без той школы жизни Карина Багдасарова не стала бы тем, кем стала.

— Тяжелые детство и юность?

Карина: Напротив, те времена были очень увлекательны. Ведь только в детстве цирк воспринимается как магический и загадочный мир, который можно познавать без каких-либо ограничений! И чем хуже оказывались условия проживания, тем для нас, цирковых детей, было интереснее. Лазать по подвалам и чердакам какого-нибудь захолустного цирка, строить в старых звериных клетках штабы, слушать страшные истории об обитателях этих «апартаментов»… Главное, что мы везде гастролировали с родителями: любому ребенку хорошо только рядом с семьей.

Мама и папа поступали мудро: зная наши с Артуром характеры, вели себя соответственно. Если отец придерживался жесткой политики воспитания, мама исходила из интересов детей и… собственного спокойствия. К примеру, нас никогда не брали в рестораны. Ведь лохматая пигалица, ковыряющая в носу, и мелкий сорванец в полуспущенных штанах вряд ли вызовут у благочинной публики педагогический восторг.

Да, нас можно было назвать невоспитанными, но именно это и дало впоследствии ту степень внутренней свободы, которая у нас с Артуром есть сегодня.

— Вы, похоже, та еще нарушительница спокойствия…

Карина: Это, скорее, натура такая, неукротимая (смеется). С ней, безусловно, справляться сложно, но рядом со мной сейчас человек (супруг — Денис Козырь. — прим. авт.), который научился ее не только усмирять, но и понимать. А ведь с ней порой непросто сладить даже мне самой! Помню свой дикий страх, с которым впервые столкнулась, когда начала дрессировать тигров. Безумно боялась этих грозных хищников, и боюсь, признаюсь, до сих пор, но… Каждый раз, выходя на арену, я преодолеваю себя — и в этом проявляется фамильная сила. С животным же работаешь на энергетике: в паре «человек-хищник» главный тот, кто сильнее. Духом, характером, волей. На манеже это Багдасаровы.

— Вы очень восприимчивы к чужой энергетике. У Екатеринбурга она, на ваш взгляд, какая?

Карина: Екатеринбург для меня — особый город. Он не простой, и душа у него, что называется, не на распашку. Он настороженно относится к чужакам и сам должен принять тебя. Но я его люблю, поскольку он крепко связан с детскими воспоминаниями. Впервые я оказалась здесь, когда еще Екатеринбург звался Свердловском. Мне было около 10 лет. Жили мы с родителями в цирковой гостинице: я и Артур в одном гостиничном номере, родители — в другом. А мы ж ребята такие, непоседливые: скажем маме с папой, что спать идем, а сами — в окошко! Спускались вниз по лесенке, составленной из собранных поблизости мусорных ведер, и убегали гулять. Потому Свердловск-Екатеринбург вызывает лишь теплые чувства.

Еще мне хорошо в любом городе, который стоит на Волге: я ж родилась в Нижнем Новгороде. Хорошо в Саратове, где живут родители мужа. Люблю Москву, потому что она такая же «бешеная», как я.

— Но ведь городская среда, как правило, не способствует полноценному отдыху. Как расслабляетесь?

Карина: На мой взгляд, самый качественный отдых, когда расслабляются мозги, а не тело. Ведь даже на заграничном курорте не восстановишь силы, если ни на минутку не выпустишь из рук телефон, ноутбук i-pod и прочие «игрушки». Лично мне покой и гармонию дарят общение с мужем и сыном Никитой, «воспитание» 3-месячного «армянского волкодава» Черри (шпиц по имени Чаровница — прим. авт.). Если три года назад я не представляла себе жизни без цирка, то сейчас у меня много творческих планов не связанных с работой на манеже. Сегодня я мечтаю снять документальный фильм о цирке: когда ты варишься в этой среде с детства и знаешь эту жизнь «от и до», хочется приоткрыть блестящие, отделяющие манеж от закулисья портьеры и для зрителя.

Ляля Григорович, фото: Антон Буценко 6015 просмотров

Звезда в салоне: Карина Багдасарова

Трудно представить‚ что эта миловидная и веселая девушка – укротительница хищников‚ заслуженная артистка России. Уже 17 лет она выходит на манеж и восхищает зрителей‚ когда 11 уссурийских тигров беспрекословно подчиняются ее командам. Аттракцион «Тигры-шоу»‚ в котором Карина начала работать в 18 лет вместе с отцом‚ а затем продолжила с младшим братом Артуром‚ стал одним из самых ярких цирковых зрелищ. И в этом немалая заслуга Карины Багдасаровой‚ в которой удивительным образом сочетаются мягкость‚ грациозность и сила.

Ирина Лапшина: Какая черта характера помогает вам в работе, но мешает в личной жизни?

Карина Багдасарова: Пожалуй, это умение самостоятельно и быстро принимать решения, причем за других людей тоже. В моей работе, которая требует предельной собранности и жесткости, это качество необходимо. Чувство постоянной ответственности за все и всех не дает мне расслабиться и отдать инициативу мужчине. Даже если он прав, я все равно могу не согласиться с его мнением и буду искать не компромисс, а свой путь к верному решению. Хотя я понимаю, что безапелляционное упрямство не должно быть свойственно женщине, но ничего не могу с собой поделать. Ужасный характер. Не для семьи. Не каждый мужчина согласится жить с такой «мадам». Поэтому я обожаю своего мужа. (Муж Карины – иллюзионист Антон Красильников. – Прим. ред.) Он понимает меня, терпит все мои заскоки и относится к ним снисходительно.

И. Л.: Ваша профессия связана с опасностью и риском. Вам бывает по-настоящему страшно?

К. Б.: Испытывать страх – естественное состояние человека. Благодаря этому чувству срабатывает инстинкт самосохранения. Поэтому можно сказать, что страх – это спасение. Главное в работе дрессировщика – помнить: как только почувствуешь, что не боишься, нужно выходить из клетки. Иначе преступишь ту тонкую грань, за которую нельзя заходить при общении с хищником, и тебе конец. Умению управлять чувством страха и владеть собой пришлось учиться. Причем владеть так, чтобы, с одной стороны, не дать зрителю ни малейшего повода усомниться в том, что ты имеешь дело с настоящей опасностью, а с другой – не показать свою слабость тиграм.

И. Л.: Работа занимает значительную часть вашей жизни. Удается ли уделять время семье и дому?

К. Б.: У артистов цирка такая жизнь, что дом и работа становятся понятиями неразделимыми. Я работаю вместе с отцом и братом, мой муж тоже артист, которому я ассистирую в иллюзионном номере. Так что много времени мы проводим вместе. Конечно, работа важна, и от нее зависят мое настроение и психологическое состояние. Я это остро ощутила во время вынужденного перерыва. Но важнее всего для меня пятилетний сын Никита. Везде, где можно, он находится рядом со мной, и нам друг с другом очень интересно. Был период, когда он ревновал меня к тигрятам, которых пришлось выхаживать, как маленьких детей, и говорил, что, наверное, я их люблю больше. Но я ему объяснила, что это часть моей работы, и проблем больше нет. Я вообще никогда не сюсюкаю и общаюсь с ребенком как со взрослым человеком.

И. Л.: Как вы восстанавливались после рождения сына, ведь ваша профессия предполагает хорошую физическую форму?

К. Б.: Мой организм восстановился очень быстро, буквально на третий день после родов была дома. Правда, я очень поправилась – на двадцать с лишним килограммов! И сейчас не до конца вернула прежнюю форму. Но и не стремлюсь, поскольку прекрасно чувствую себя в этом весе. Считаю, если тебе нравятся твои пышные формы и ты гармонично чувствуешь себя, зачем гнаться за идеалом «90-60-90».

И. Л.: Вы всегда были довольны своей внешностью?

К. Б.: Раньше слишком критично относилась к себе, занималась самоедст­вом. Постоянно была собой недовольна и иногда даже впадала в депрессию по этому поводу. К счастью, с возрастом стала понимать: для того чтобы быть в гармонии с собой, а значит, быть довольной своей внешностью, необходимо чувство независимости от чужого мнения и собственных комплексов. Еще в юности в одной умной книге я прочитала, что ни в коем случае не надо никого осуждать за недостатки внешности, и прежде всего себя. Когда человек с любовью относится к себе, он становится красивым. Перелом в сознании случился, когда я стала мамой. Произошло некое переосмысление жизни, и отпало очень много комплексов. Я почувствовала себя состоявшейся женщиной, уверенной и красивой.

И. Л.: Какой бы привлекательной ни была женщина, ей все равно хочется себя украсить. А вам?

К. Б.: С детства меня окружают буйство красок и роскошные наряды, словом, праздник каждый день, который связан с цирком и работой. Для выхода на манеж приходится пользоваться большим количеством декоративной косметики, надевать экстравагантные костюмы. Поэтому в повседневной жизни я предпочитаю сдержанность. Макияж делаю так, чтобы он был практически незаметным. Когда нужно освежить цвет лица, наношу немного тонального крема и чуть-чуть румян, могу подкрасить ресницы. Но не больше. Всякие кружева, рюши, стразы и блестки на кофточках и юбках тоже не для меня. Удобно и комфортно чувствую себя в одежде полуспортивного стиля. Для выхода в свет предпочитаю иметь два-три дорогих костюма.

И. Л.: Каких-то определенных марок или дизайнеров?

К. Б.: Нет, это не важно. Выбираю по принципу «идет – не идет», «нравится – не нравится». И конечно, обращаю внимание на качество. Да и мода сейчас настолько демократична, что не приходится загонять себя в определенные рамки.

И. Л.: Как часто обновляете гардероб?

К. Б.: Я вообще не люблю залежавшихся вещей, забытых в шкафу и не используемых. Если они скапливаются в доме, начинаю раздражаться, физически ощущая старую энергию, исходящую от них, и тогда навожу ревизию. Даже мебель периодически меняю. Такая вот фобия.

И. Л.: Вы любите эксперименты?

К. Б.: По сути я консервативна, но легко что-либо меняю, когда испытываю острую внутреннюю потребность. И тогда могу сотворить такое, чего никто не ожидает. Один из моих последних экспериментов состоялся прошлым летом. Я сделала пирсинг. Это был крик души. Меня воспитывали в строгости, и я была пай-девочкой и умницей, которую всегда ставили в пример младшему брату и пяти двоюродным сестрам. Кстати сказать, синдром отличницы преследует меня со школы по сей день. Татуировки и пирсинг нравились всегда. Однажды, ни с кем не посоветовавшись, я пошла в салон и проколола пупок и нос. Не скажу, какой была реакция папы, но можно догадаться. Зато у меня было такое состояние счастья и свободы, что это того стоило. Сережка в носу сверкала полгода, а в пупке – до сих пор.

И. Л.: У вас бывают противоречивые желания?

К. Б.: Я боюсь перемен и предпочитаю стабильность во всем. Сила привычки играет большую роль в моей жизни. И в то же время стремлюсь к новизне. Но явных противоречий за собой не наблюдаю. Мне кажется, с возрастом вырабатываются постоянные пристрастия, которые руководят нашими желаниями. Если меняемся мы – меняются и наши вкусы. Например, я очень долгое время пользовалась одним и тем же ароматом Gucci Envy, считая, что он полностью совпадает с моим характером: строгий запах, строгий дизайн флакона. Но после рождения сына произошло что-то непонятное: к своему удивлению, я обнаружила, что мне нравятся более сладкие нотки, которые раньше терпеть не могла. И тут случилось чудо: появились духи Gucci Envy Me, которые сохранили мой любимый аромат, но стали нежнее.

И. Л.: Чем вы себя балуете?

К. Б.: Я ужасная чревоугодница, и это мой самый любимый грех. Всегда любила вкусно поесть. Хотя уже четыре года совершенно без проблем не ем мяса, но не придерживаюсь строгого вегетарианства. Не терплю зависимости, когда меня кто-то или что-то ограничивает. Например, никогда не стану считать калории. Единственный подходящий вариант диеты – есть понемногу и стараться не садиться за стол после шести вечера. Примерно раз в две недели я устраиваю себе праздник живота и ем все, что хочу: и сладкое, и острое, и жирное. Но на следующий день пью только натуральные соки и ем фрукты.

И. Л.: Что помогает вам преодолевать физическую и моральную усталость?

К. Б.: Люблю поплавать в бассейне, посидеть в сауне, хотя большее удовольствие получаю от хаммама, но только в Турции. Танцевальная аэробика и strip-dance – мои основные пристрастия. Чувство ритма и умение красиво двигаться под музыку у меня с детства. Мама вовремя обратила внимание на эти способности и отдала меня в хореографическое училище. Когда я танцую, полностью отключаюсь от окружающего мира. Дискотека с хорошей музыкой – и лучший релакс, и лучший допинг.

И. Л.: Салоны красоты посещаете?

К. Б.: Сделать хороший маникюр и педикюр можно только в салоне. У меня есть свой мастер, который помогает мне поддерживать ногти в идеальном состоянии. С косметологами пока не подружилась, но чувствую, что сделать это нужно как можно быстрее, и стимулом послужил сегодняшний визит в салон. Косметолог меня очень удивила, сказав, что кожа у меня сухая. А я всегда считала, что она жирная, и стало сразу понятно, что ухаживаю я за ней неправильно.

Процедура с микротоками потрясающе расслабляет. Очень понравилась коллагеновая маска. Необыкновенные ощущения: хочется глубоко дышать и плыть. Как будто ты оказалась на море. Для меня лучшего отдыха не придумаешь. Я все детство провела на море, наверное, поэтому так туда и тянет. А еще у меня постоянный дефицит качественного сна. Ну а сон на море – это просто сказка… Аппаратный массаж оценить с первого раза сложно, поскольку предпочитаю ручной, когда чувствуешь обмен энергиями между людьми. Наверное, этот сеанс для меня останется пока как интересный опыт. Все свои впечатления я возьму на заметку.

И. Л.: Сегодня вы пришли в салон к десяти утра. Привычно ли для вас это время и когда вы обычно начинаете свой день?

К. Б.: Подъем ранним утром для меня просто катастрофа, так как обычно очень поздно ложусь спать. Я не биологическая сова – жизнь и работа диктуют свое расписание. Просыпаюсь в одиннадцать часов, стараюсь не завтракать, потому что когда я голодная, то злая, в хорошем смысле слова, и энергичная: до обеда могу горы свернуть.

И. Л.: Вы планируете связать всю свою жизнь с цирком или есть еще какие-то желания?

К. Б.: Цирк – это искусство молодых, красивых и сильных. В этом я убеждена твердо. Если в театре или кино актер может играть до скончания своего века, меняя амплуа в зависимости от возраста и таланта, то в цирке это сделать сложнее чисто физически. Колоссальные нагрузки, которые испытывает артист, сродни большому спорту. Поэтому с некоторых пор я стала задумываться над тем, что буду делать после того, как уйду с манежа. И решила: как судьба повернет, так и будет. Но для того чтобы она тебя повернула, нужно четко осознавать, чего ты хочешь. Ведь только тогда исполняются наши желания, когда они конкретны. К тому же я хочу, как говорится, уйти красиво, чтобы обо мне вспоминали: «Помните Карину Багдасарову? Какая она была классная!» Главное, сделать это вовремя.

Моя будущая работа должна быть связана с творчеством и тесным общением с людьми. Я очень коммуникабельна и не смогу запереться в кабинете наедине с компьютером. Может, это будет телевидение, может, что-то другое. Пока не знаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *